ASSESSMENT OF THE ADAPTIVE POTENTIAL OF BELARUSIAN POTATO VARIETIES IN THE CHELYABINSK REGION
Abstract and keywords
Abstract (English):
Abstract. The purpose of the research is to assess the Belarusian potato varieties in terms of adaptability, ecological plasticity and stability. To establish the possibility of their cultivation in the conditions of the Chelyabinsk region. Research methods. The assessment of the adaptive potential of potatoes was carried out according to the classical method presented by V. A. Zykin. Results. Allocated 21 adaptive varieties suitable for cultivation in the South Urals. Analysis of ecological plasticity and stability showed that these qualities are combined in Belarusian varieties: Briz (35.7 t/ha; bi = 0.86; Si2 = 7.4), Manifest (35.4 t/ha; 0.92; 7.8), Pershatsvet (34.4 t/ha; 1.20; 29.2), Palats (33.2 t/ha; 1.08; 25.8), in domestic varieties: Spiridon (32.1 t/ha; 1.04; 0.3) and Irbitskiy (33.1 t/ha; 0.81; 23.5), as well as in the Gala variety (38.4 t/ha; 0.98; 2.2) created in Germany. Genotypes of the intensive type include the Chelyabinsk varieties: Tarasov (40.3 t/ha; bi = 1.89) and Zakhar (38.0 t/ha; 1.28), the Belarusian variety Uladar (36.8 t/ha; 1.64) and foreign varieties: Koroleva Anna (45.9 t/ha; 1.61), Zekura (35.7/ha; 1.57) and Rozara (32.0 t/ha; 1.56). A group of varieties of a neutral type was identified, which weakly responds to changes in growing conditions: Kavaler (bi = 0.33), Kashtak (0.63), Amulet (0.65) and Kuzovok (0.77) of the Chelyabinsk selection and the variety Lad (0.73) and Yanka (0.73) of the Belarusian selection. The wide distribution of foreign varieties Koroleva Anna, Rozara and Zekura in agricultural enterprises of the Chelyabinsk region is explained by their high responsiveness to intensification of production, while the Gala variety combines ecological plasticity and stability. Scientific novelty. The assessment of the adaptive potential of potato varieties created in the Republic of Belarus made it possible to identify seven adaptive varieties suitable for cultivation in the South Urals. The Uladar variety belongs to the intensive type genotypes. Varieties Briz, Manifest, Pershatsvet and Palats combine high productivity, environmental plasticity and stability. Potato varieties Yanka and Lad react poorly to changing growing conditions.

Keywords:
potato, variety, productivity, ecological plasticity, stability, adaptability
Text
Publication text (PDF): Read Download

Картофель (Solanum tuberosum L.) – ценнейшая сельскохозяйственная культура, возделываемая в 150 странах мира и являющаяся важным источником пищи для человечества [1, с. 375]. К сожалению, на Южном Урале рост урожайности этой культуры происходит крайне медленно. Например, в Челябинской области в 90-е годы ХХ века продуктивность картофеля составляла в среднем 9,2 т/га, в первом десятилетии XXI века – 13,5 т/га, во втором – 16,2 т/га. С одной стороны, 76-процентный рост урожайности, а с другой – даже последний показатель в 2,5–3 раза ниже, чем в Германии или Нидерландах [2]. Важным резервом увеличения эффективности картофелеводства является создание адаптивных сортов, высокий потенциал урожайности которых сочетается с пластичностью и высокой устойчивостью к основным биогенным и абиогенным стрессовым факторам [3–9]. На Южном Урале адаптивность картофеля определяется высокими темпами начального накопления ботвы, интенсивным клубнеобразованием и высокой экологической устойчивостью (толерантностью) генотипа к широкой вариации лимитирующих факторов [10–11].

Цель исследований – провести сравнительную оценку белорусских сортов картофеля по адаптивности, экологической пластичности и стабильности в условиях Челябинской области.

Методология и методы исследования (Methods)

Исследования проведены в Южно-Уральском научно-исследовательском институте садоводства и картофелеводства – филиале ФГБНУ УрФАНИЦ УрО РАН в рамках выполнения селекционной тематики Уральского федерального аграрного научно-исследовательского центра Уральского отделения Российской академии наук в 2017–2020 гг. Почва опытного участка – чернозем выщелоченный среднесуглинистый с содержанием гумуса (по Тюрину) – 5,53 ± 0,47 %, легкогидролизуемого азота (по Тюрину и Кононовой) – 108,4 ± 11,8 мг/кг, подвижного фосфора (по Чирикову) – 62,5 ± 4,6 мг/кг, обменного калия (по Чирикову) – 199,5 ± 12,4 мг/кг почвы, рНсол – 5,15 ± 0,44. Предшественник – чистый пар. Агротехника картофеля – общепринятая для зоны. Минеральные удобрения в расчете на урожай 30 т/га (в среднем за 4 года – N93Р132К138) вносили весной под предпосадочную культивацию. Посадку проводили во второй декаде мая (в 2020 г. – в первой декаде) клубнями массой 50–80 г на глубину 6–8 см. Схема посадки 75 × 33 см.

Объектом исследований являлись 13 сортов картофеля белорусской селекции (Архидея, Бриз, Зорачка, Криница, Лад, Лилея Белорусская, Манифест, Скарб, Палац, Першацвет, Уладар, Явар, Янка), 10 – челябинской (Агат, Амулет, Губернатор, Захар, Ицил, Кавалер, Каштак, Краснопольский, Кузовок, Тарасов), 4 – свердловской (Барон, Ирбитский, Каменский, Лидер), 3 сорта-стандарта: Удача (ранний), Невский (среднеранний), Спиридон (среднеспелый), а также 6 сортов иностранной селекции, преобладающие в сельхозпредприятиях Челябинской области: Розара (доля его в сортовой структуре – 27,6 %), Ред Скарлетт (25,9 %), Ароза (7,1 %), Королева Анна (6,2 %) – ранние, Гала (12,6 %) и Зекура (5,7 %) – среднеранние [2].

Опыты закладывали в четырехкратной повторности в соответствии с методикой [12]. Размещение вариантов в повторениях рендомизированное. Площадь делянки – 27 м2. Обработку данных проводили методом дисперсионного анализа [13]. Адаптивные свойства сортов картофеля в условиях Южного Урала определяли по методике S. A. Eberhart, W. A. Russell в изложении В. А. Зыкина [14].

Разнообразие погодных условий за период исследований позволило дать всестороннюю оценку адаптивного потенциала сортов. По гидротермическому коэффициенту Селянинова вегетационный период (май – август) 2017 г. был достаточно влажным (ГТК = 1,44), 2018 и 2019 гг. – недостаточно влажным (1,16 и 0,91 соответственно), а 2020 г. – засушливым (0,85).

Результаты (Results)

Наиболее благоприятные метеорологические условия сложились в 2018 г., когда урожайность картофеля в среднем по опыту составила 46,7 т/га, а индекс среды (Ii) был равен 14,8 т/га. Максимальную урожайность клубней при этом имел среднеспелый сорт челябинской селекции Тарасов – 73,4 т/га. Среди лидеров оказались 9 белорусских сортов: Уладар (64,3 т/га), Першацвет (53,2 т/га), Лилея Белорусская (52,4 т/га), Архидея (51,1 т/га), Палац (49,7 т/га), Янка (47,8 т/га), Манифест (47,6 т/га), Лад (47,2 т/га) и Бриз (46,9 т/га). Урожайностью клубней 47 т/га (и выше) отличались сорта местной селекции Захар (59,7 т/га) и Спиридон (47 т/га), а также все так называемые коммерческие сорта: Королева Анна (64,2 т/га), Зекура (55,1 т/га), Розара (54,7 т/га), Гала (52,4 т/га), Ароза (51,0 т/га), за исключением сорта Ред Скарлетт, урожайность которого составила 38,8 т/га (таблица 1).

Урожайность картофеля сорта Невский в условиях 2018 г. составила 37,2 т/га. В пределах от 37 до 47 т/га варьировала продуктивность еще у 13 сортов картофеля. Среди них 3 сорта белорусской селекции (Зорачка, Криница, Скарб), 4 сорта селекции Уральского НИИСХ (Каменский, Ирбитский, Барон и Лидер), 5 сортов челябинской селекции (Каштак, Амулет, Ицил, Кузовок, Кавалер) и упомянутый выше голландский сорт Ред Скарлетт.

Удовлетворительные для возделывания картофеля условия отмечались в 2017 г. (Ii = –0,2), тогда как вегетационный период 2019 и 2020 гг. был экстремальным: индекс среды отрицательный (Ii = –4,4 и – 10,4), а средняя урожайность в опыте 27,5 и 21,5 т/га соответственно. В 2017 г. наибольшую урожайность клубней имели сорта Королева Анна (56,5 т/га) и Зорачка (55,6 т/га), вслед за ними расположились Каменский (50,5 т/га), Ароза (48,9 т/га), Зекура (44,4 т/га), Гала (40,2 т/га), Кузовок (39,1 т/га), Бриз, Манифест (по 39,0 т/га), Барон (38,4 т/га), Палац (36,0 т/га), Першацвет (34,7 т/га), Розара (34,0 т/га) и Спиридон (33 т/га).

 

Таблица 1

Урожайность и параметры стабильности среднеранних сортов картофеля, т/га

Сорт

Урожайность, т/га

Параметры

2017 г.

2018 г.

2019 г.

2020 г.

Среднее

bi

Si2

Удача (Р), St.

30,1

42,5

25,4

19,1

29,3

0,92

0,7

Невский (СР), St.

23,2

37,2

20,7

13,0

23,5

0,94

1,4

Спиридон (СС), St.

33,0

47,0

27,4

20,9

32,1

1,04

0,3

Уладар (Р)

27,7

64,3

31,6

23,6

36,8

1,64

60,7

Бриз (СР)

39,0

46,9

31,8

24,9

35,7

0,86

7,4

Манифест (СС)

39,0

47,6

30,2

24,6

35,4

0,92

7,8

Зорачка (Р)

55,6

43,2

23,0

19,2

35,2

1,00

269,3

Янка (СС)

30,8

47,8

30,6

30,8

35,0

0,73

18,5

Лад (СС)

28,4

47,2

37,4

26,8

34,9

0,73

40,6

Першацвет (Р)

34,7

53,2

23,0

26,4

34,4

1,20

29,2

Палац (Р)

36,0

49,7

21,4

25,9

33,2

1,08

25,8

Лилея Белорусская (СР)

18,1

52,4

21,0

30,2

30,4

1,06

169,2

Скарб (СС)

27,1

39,4

26,7

20,3

28,4

0,74

2,3

Криница (СС)

30,9

41,2

22,6

15,3

27,5

1,02

7,0

Архидея (СР)

11,4

51,1

21,9

17,8

25,6

1,36

144,8

Явар (СС)

23,6

34,6

15,6

9,3

20,8

1,01

4,4

Каменский (Р)

50,5

44,7

28,4

14,2

34,5

1,15

180,5

Ирбитский (СР)

32,1

44,2

35,1

21,0

33,1

0,81

23,5

Барон (СР)

38,4

42,3

26,6

15,5

30,7

1,02

43,6

Лидер (Р)

22,9

36,7

22,3

15,8

24,4

0,81

2,8

Тарасов (СС)

22,7

73,4

41,1

24,0

40,3

1,89

225,4

Захар (СС)

29,3

59,7

36,1

27,1

38,0

1,28

54,7

Каштак (СС)

22,9

44,7

37,7

26,5

33,0

0,63

83,4

Кузовок  (СС)

39,1

40,4

31,5

19,0

32,5

0,77

43,7

Кавалер (СС)

28,2

39,1

28,3

32,6

32,0

0,33

20,6

Амулет (СС)

23,4

44,3

25,9

30,4

31,0

0,65

58,5

Ицил (СС)

26,4

43,1

21,0

22,7

28,3

0,90

15,9

Агат (СР)

24,4

34,9

21,1

23,5

26,0

0,52

9,9

Губернатор (СР)

25,6

30,6

22,7

16,4

23,8

0,53

4,4

Краснопольский (СС)

22,5

38,7

17,5

10,9

22,4

1,11

0,0

Королева Анна (Р)

56,5

64,2

42,1

20,7

45,9

1,61

106,5

Ароза (Р)

48,9

51,0

38,0

27,1

41,2

0,89

45,0

Гала (СР)

40,2

52,4

32,6

28,3

38,4

0,98

2,2

Зекура (СР)

44,4

55,1

28,7

14,7

35,7

1,57

52,1

Розара (Р)

34,0

54,7

22,8

16,5

32,0

1,56

4,1

Ред Скарлетт (Р)

18,9

38,8

18,7

20,2

24,1

0,81

28,4

Среднее

31,7

46,7

27,5

21,5

31,9

Индекс Ii

–0,2

14,8

–4,4

–10,4

НСР05

2,2

2,4

1,7

1,8

Примечание. Р – ранний, СР – среднеранний, СС – среднеспелый.

 

 

Table 1

Productivity and stability parameters of medium early potato varieties, t/ha

Variety

Productivity, t/ha

Parameters

2017

2018

2019

2020

The average

bi

Si2

Udacha (E), St.

30.1

42.5

25.4

19.1

29.3

0.92

0.7

Nevskiy (ME), St.

23.2

37.2

20.7

13.0

23.5

0.94

1.4

Spiridon (MC), St.

33.0

47.0

27.4

20.9

32.1

1.04

0.3

Uladar (E)

27.7

64.3

31.6

23.6

36.8

1.64

60.7

Briz (ME)

39.0

46.9

31.8

24.9

35.7

0.86

7.4

Manifest (MС)

39.0

47.6

30.2

24.6

35.4

0.92

7.8

Zorachka (E)

55.6

43.2

23.0

19.2

35.2

1.00

269.3

Yanka (MС)

30.8

47.8

30.6

30.8

35.0

0.73

18.5

Lad (MС)

28.4

47.2

37.4

26.8

34.9

0.73

40.6

Pershatsvet (E)

34.7

53.2

23.0

26.4

34.4

1.20

29.2

Palats (E)

36.0

49.7

21.4

25.9

33.2

1.08

25.8

Lileya Belorusskaya (ME)

18.1

52.4

21.0

30.2

30.4

1.06

169.2

Skarb (MС)

27.1

39.4

26.7

20.3

28.4

0.74

2.3

Krinitsa (MС)

30.9

41.2

22.6

15.3

27.5

1.02

7.0

Arkhideya (ME)

11.4

51.1

21.9

17.8

25.6

1.36

144.8

Yavar (MС)

23.6

34.6

15.6

9.3

20.8

1.01

4.4

Kamenskiy (E)

50.5

44.7

28.4

14.2

34.5

1.15

180.5

Irbitskiy (ME)

32.1

44.2

35.1

21.0

33.1

0.81

23.5

Baron (ME)

38.4

42.3

26.6

15.5

30.7

1.02

43.6

Lider (E)

22.9

36.7

22.3

15.8

24.4

0.81

2.8

Tarasov (MС)

22.7

73.4

41.1

24.0

40.3

1.89

225.4

Zakhar (MС)

29.3

59.7

36.1

27.1

38.0

1.28

54.7

Kashtak (MС)

22.9

44.7

37.7

26.5

33.0

0.63

83.4

Kuzovok (MС)

39.1

40.4

31.5

19.0

32.5

0.77

43.7

Kavaler (MС)

28.2

39.1

28.3

32.6

32.0

0.33

20.6

Amulet (MС)

23.4

44.3

25.9

30.4

31.0

0.65

58.5

Itsil (MС)

26.4

43.1

21.0

22.7

28.3

0.90

15.9

Agat (ME)

24.4

34.9

21.1

23.5

26.0

0.52

9.9

Gubernator (ME)

25.6

30.6

22.7

16.4

23.8

0.53

4.4

Krasnopolskiy (MС)

22.5

38.7

17.5

10.9

22.4

1.11

0.0

Koroleva Anna (E)

56.5

64.2

42.1

20.7

45.9

1.61

106.5

Aroza (E)

48.9

51.0

38.0

27.1

41.2

0.89

45.0

Gala (ME)

40.2

52.4

32.6

28.3

38.4

0.98

2.2

Zekura (ME)

44.4

55.1

28.7

14.7

35.7

1.57

52.1

Rosara (E)

34.0

54.7

22.8

16.5

32.0

1.56

4.1

Red Scarlett (E)

18.9

38.8

18.7

20.2

24.1

0.81

28.4

The average

31.7

46.7

27.5

21.5

31.9

Index Ii

0.2

14.8

4.4

10.4

LSD05

2.2

2.4

1.7

1.8

Note. E – early, ME – mid-early, MS – mid-season.

 

В неблагоприятном 2019 г. на первом месте по продуктивность оказался сорт Королева Анна (42,1 т/га), на втором – Тарасов (41,1 т/га), на третьем – Ароза (38,0 т/га). Высокий урожай сформировали челябинские сорта Каштак (37,7 т/га), Захар (36,1 т/га) и Кузовок (31,5 т/га), белорусские сорта Лад (37,4 т/га), Бриз (31,8 т/га), Уладар (31,6 т/га), Янка (30,6 т/га) и Манифест (30 т/га), свердловский сорт Ирбитский (35,1 т/га) и немецкий сорт Гала (32,6 т/га).

В засушливом 2020 г. первенство по продуктивности досталось сорту Кавалер (32,6 т/га). Выше 30 т/га была урожайность у сортов Янка (30,8 т/га), Амулет (30,4 т/га) и Лилея Белорусская (30,2 т/га). Урожай в пределах от 24 до 28,3 т/га обеспечили сорта челябинской селекции Захар, Каштак, Каштак, Тарасов, белорусские сорта: Лад, Палац, Бриз, Манифест, Першацвет и сорта иностранной селекции Гала и Ароза.  

Заданный уровень продуктивности (30 т/га) в среднем за годы исследований сформировали 24 сорта картофеля.

Расчет коэффициента адаптивности (КА) позволил выделить из них 21 адаптивный сорт, в их числе:

– 8 сортов белорусской селекции: Уладар (36,8 т/га), Бриз (35,7 т/га), Манифест (35,4 т/га), Зорачка (35,2 т/га), Янка (35,0 т/га), Лад (34,9 т/га), Першацвет (34,4 т/га), Палац (33,2 т/га);

– 7 сортов челябинской селекции: Тарасов (40,3 т/га), Захар (38,0 т/га), Каштак (33,0 т/га), Кузовок (32,5 т/га), Спиридон (32,1 т/га), Кавалер (32,0 т/га), Амулет (31,0 т/га);

– 2 сорта селекции Уральского НИИСХ: Каменский (34,5 т/га) и Ирбитский (33,1 т/га);

– 4 сорта иностранной селекции: Королева Анна (45,9 т/га), Ароза (41,2 т/га), Гала (38,4 т/га) и Зекура (35,7 т/га).

Высокой адаптивностью отличались сорта Королева Анна (1,41), Ароза (1,32), Тарасов (1,23) и Гала (1,22). Далее адаптивные сорта в порядке убывания этого показателя расположились следующим образом: Захар (1,19), Бриз (1,14), Янка (1,14), Лад (1,13), Манифест (1,12), Уладар (1,12), Зорачка (1,10), Першацвет (1,08), Зекура (1,08), Каштак (1,07), Кавалер (1,07), Каменский (1,06), Палац (1,05), Ирбитский (1,05), Кузовок (1,03), Спиридон (1,01), Амулет (1,01).

Для оценки адаптивного потенциала вышеперечисленных сортов картофеля проводили расчет линейной регрессии (bi) и среднего квадратичного отклонения от линии регрессии (Si2). Чем выше первый показатель, тем сильнее реакция сорта на изменение условий выращивания, чем ниже второй – тем выше его экологическая стабильность [15–16]. Высокую ценность при этом имеют пластичные сорта (bi близок к 1), обладающие достаточно высокой продуктивностью и высокой стабильностью (Si2 близок к 0). Такое сочетание показателей говорит о том, что урожайность сорта адекватна изменению условий внешней среды.

В нашем опыте в число адаптивных сортов, сочетающих высокую продуктивность экологическую пластичность и стабильность, попали сорта Республики Беларусь Бриз (bi = 0,86; Si2 = 7,4), Манифест (0,92; 7,8), Першацвет (1,20; 29,2), Палац (1,08; 25,8), челябинский сорт Спиридон (1,04; 0,3), свердловский сорт Ирбитский (0,81; 23,5) и созданный в Германии сорт Гала (0,98; 2,2).

Экологически пластичные и стабильные сорта Невский (bi = 0,94; Si2 = 1,4), Краснопольский (1,11; 0,0), Ред Скарлетт (0,82; 28,4) Криница (1,02; 7,0) и Явар (1,01; 4,4) при всех своих достоинствах имеют недостаточно высокую продуктивность (23,5 т/га, 22,4 т/га, 27,5 и 20,8 т/га соответственно). Белорусские сорта Зорачка и Лилея Белорусская при высокой урожайности (35,2 и 30,4 т/га) и пластичности (bi = 1,00 и 1,06) недостаточно стабильны (Si2 = 269 и 169). В эту же группу попал немецкий сорт Ароза: при очень высокой урожайности (41,2 т/га) и пластичности (bi = 0,89) он недостаточно стабильный по урожайности (Si2 = 45).

Достоинство сортов интенсивного типа (коэффициент регрессии bi значительно больше 1) – высокая отзывчивость на улучшение условий среды (включая приемы интенсификации продукционного процесса) [17]. Среди изученных сортов картофеля к числу интенсивных относятся Тарасов (40,3 т/га; bi = 1,89), Уладар (36,8 т/га; 1,64), Королева Анна (45,9 т/га; 1,61), Зекура (35,7 /га; 1,57), Розара (32,0 т/га; 1,56), Захар (38,0 т/га; 1,28). Сорт Архидея белорусской селекции при высоком коэффициенте регрессии (bi = 25,6 т/га) имеет недостаточно высокую продуктивность (25,6 т/га).

Сорта с коэффициентом регрессии существенно ниже 1 относятся к сортам нейтрального типа и слабо отзываются на изменение условий среды. В нашем опыте среди таких генотипов заслуживают внимания сорта челябинской селекции Кузовок (32,5 т/га; bi = 0,77), Амулет (31,0 т/га; 0,65), Каштак (33,0 т/га; 0,63) и Кавалер (32,0 т/га; 0,33), а также сорта белорусской селекции Лад (34,9 т/га; 0,73) и Янка (35,0 т/га; 0,73).

Обсуждение и выводы (Discussion and Conclusion)

1. Оценка адаптивного потенциала возделываемых в Челябинской области и перспективных сортов картофеля позволила выделить 21 адаптивный сорт. В их число вошли 8 сортов белорусской селекции Уладар (36,8 т/га), Бриз (35,7 т/га), Манифест (35,4 т/га), Зорачка (35,2 т/га), Янка (35,0 т/га), Лад (34,9 т/га), Першацвет (34,4 т/га), Палац (33,2 т/га), 7 сортов селекции ЮУНИИСК (Челябинск) Тарасов (40,3 т/га), Захар (38,0 т/га), Каштак (33,0 т/га), Кузовок (32,5 т/га), Спиридон (32,1 т/га), Кавалер (32,0 т/га), Амулет (31,0 т/га), 2 сорта селекции УралНИИСХ (Екатеринбург) Каменский (34,5 т/га) и Ирбитский (33,1 т/га) и 4 сорта иностранной селекции: Королева Анна (45,9 т/га), Ароза (41,2 т/га), Гала (38,4 т/га) и Зекура (35,7 т/га).

2. В число адаптивных сортов картофеля, сочетающих экологическую пластичность и стабильность, попали белорусские сорта: Бриз (bi = 0,86; Si2 = 7,4), Манифест (0,92; 7,8), Першацвет (1,20; 29,2), Палац (1,08; 25,8), челябинский сорт Спиридон (1,04; 0,3), свердловский сорт Ирбитский (0,81; 23,5), немецкий сорт Гала (0,98; 2,2).

3. К генотипам интенсивного типа относятся сорта Тарасов (40,3 т/га; bi = 1,89), Уладар (36,8 т/га; 1,64), Королева Анна (45,9 т/га; 1,61), Зекура (35,7 т/га; 1,57), Розара (32,0 т/га; 1,56), Захар (38,0 т/га; 1,28).

4. В числе адаптивных оказалось 6 сортов нейтрального типа, слабо реагирующих на изменение условий среды: это белорусские сорта Лад (bi = 0,73) и Янка (0,73), а также сорта челябинской селекции Кавалер (0,33), Каштак (0,63), Амулет (0,65) и Кузовок (0,77).

6. В целях повышения продуктивности картофелеводства Челябинской области достойны районирования по Уральскому региону адаптивные сорта белоруской селекции Бриз, Манифест, Першацвет и Палац – экологически пластичные и стабильные, сорта нейтрального типа Лад и Янка, а также интенсивный сорт Уладар. Тогда как высокопродуктивный сорт Зорачка (35,2 т/га) при высокой пластичности (bi = 1,00) является недостаточно стабильным (Si2 = 269).

7. Среди коммерческих сортов картофеля, получивших наибольшее распространение в сельхозпредприятиях Челябинской области, Королева Анна, Розара и Зекура относятся к интенсивным сортам, Гала является пластичным и стабильным. Возделывание этих сортов в регионе вполне обосновано, так как они, помимо этого, обладают высокой продуктивностью и адаптивностью. Чего нельзя сказать о пластичном сорте немецкой селекции Ароза, который недостаточно стабильный, и голландском сорте Ред Скарлетт, который сочетает экологическую пластичность и стабильность, но имеет невысокую урожайность.

References

1. Gizatullina A. T., Stashevski Z., Gimaeva E. A., Safiullina G. F. Osobennosti formirovanii mikroklubney kartofelya (Solanum tuberosum L.) sorta Nevskiy v asepticheskoy kul'ture in vitro // Uchenye zapiski Kazanskogo universiteta. Seriya: Estestvennye nauki. 2019. T. 161. № 3. S. 375–384. DOI: 10.26907/2542-064X.2019.3.375-384.

2. Mushinskiy A. A., Aminova E. V., Fedotova L. S., Dergileva T. T. Evaluation of potato tubers of Nevsky variety and selection hybrids by amino acid composition [e-resource] // IOP Conference Series: Earth and Environmental Science. 2021. Vol. 624. Article number 012155. URL: https://iopscience.iop.org/article/10.1088/1755-1315/624/1/012155/pdf (date of reference: 21.04.2021).

3. Vlasenko G. P. Plastichnost' i stabil'nost' sortov kartofelya v usloviyah Kamchatskogo kraya // Dostizheniya nauki i tehniki APK. 2018. T. 32. № 4. S. 44–46. DOI: 10.24411/0235-2451-2018-10410.

4. Mushinskiy A. A., Aminova E. V., Gerasimova E. V. Plastichnost' sortov kartofelya v stepnoy zone Urala // Izvestiya Samarskoy gosudarstvennoy sel'skohozyaystvennoy akademii. 2016. Vyp. 3. S. 20–22. DOI: 10.12737/20329.

5. Stashevski Z., Kuz'minova O. A., Vologin S. G. [i dr.]. Pervye rezul'taty ekologo-geograficheskogo ispytaniya novyh rossiyskih sortov kartofelya // Zemledelie. 2019. № 6. S. 43–48. DOI: 10.24411/0044-3913-2019-10610.

6. Shanina E. P., Klyukina E. M. Kartofel' na Urale. Ekaterinburg, 2018. 20 s.

7. Sherstyukova T. P., Ivaschenko A. D. Ocenka gibridov kartofelya v pitomnike konkursnogo ispytaniya v usloviyah Kamchatskogo kraya // Dal'nevostochnyy agrarnyy vestnik. 2020. № 4 (56). S. 53–58.

8. Yakovleva N. S., Ohlopkova P. P., Efremova S. P. Produktivnost' i ekologicheskaya plastichnost' sortov kartofelya mestnoy i inorayonnoy selekcii v usloviyah Yakutii // Nauchnaya zhizn'. 2020. T. 15. № 10 (110). S. 1333–1341. DOI: 10.35679/1991-9476-2020-15-10-1333-1341.

9. Vasilev A. A., Dergileva T. T., Ufimtseva L. V., Glaz N. V. Potato variety resources for starch production in the Chelyabinsk region // Research on Crops. 2021. Vol. 22. Special issue. Pp. 17–21.

10. Dergilev V. P., Glaz N. V., Dergileva T. T. Ekologicheskaya plastichnost' sortov kartofelya v Chelyabinskoy oblasti // APK Rossii. 2019. T. 26. № 5. S. 741–749. DOI: 10.5281/zenodo.3583535.

11. Glaz N. V., Vasil'ev A. A., Dergileva T. T., Mushinskiy A. A. Ocenka ekologicheskoy plastichnosti srednerannih i srednespelyh sortov kartofelya // Dal'nevostochnyy agrarnyy vestnik. 2019. № 1 (49). S. 10–19. DOI: 10.24411/1999-6837-2019-11002.

12. Zhevora S. V., Fedotova L. S., Starovoytov V. I. [i dr.]. Metodika provedeniya agrotehnicheskih opytov, uchetov, nablyudeniy i analizov na kartofele. Moskva: FGBNU VNIIKH, 2019. 120 s.

13. Dospehov B. A. Metodika polevogo opyta. Moskva: Agropromizdat, 1985. 351 s.

14. Zykin V. A., Meshkova V. V., Sapega V. A. Parametry ekologicheskoy plastichnosti sel'skohozyaystvennyh rasteniy, ih raschet i analiz: metodicheskie rekomendacii. Novosibirsk, 1984. 23 s.

15. Loginov Yu. P., Kazak A. A. Plastichnost' i stabil'nost' sortov kartofelya v lesostepi Tyumenskoy oblasti // Izvestiya Orenburgskogo gosudarstvennogo agrarnogo universiteta. 2017. № 5 (67). S. 73–77.

16. Vasil'ev A. A., Gasymov F. M. Ekologicheskaya plastichnost' sortov slivy v usloviyah Chelyabinskoy oblasti // Trudy po prikladnoy botanike, genetike i selekcii. 2019. T. 180. № 2. S. 25-–29. DOI: 10.30901/2227-8834-2019-2-25-29.

17. Vlasenko G. P. Ekologicheskaya plastichnost' i stabil'nost' novyh sortov kartofelya // Dal'nevostochnyy agrarnyy vestnik. 2017. № 2 (42). S. 11–15.

Login or Create
* Forgot password?